+38 (056) 736 29 84 | +38 (098) 646 04 26 | +38 (066) 853 30 53 udod.y@ucg.in.ua

Бренд работодателя

имидж работодателяЗдравствуйте!

Возможно Вы слышали такие фразы от своих знакомых: «Такого скотского отношения к сотрудникам я не видел еще нигде. Работаешь на износ 12 часов, зарплата невысокая, а обед всего 40 минут». «Коллеги! Если вы целеустремленны и честны по природе своей, хотите строить успешную карьеру, но не готовы к хамству и тотальному неуважению, тогда компания «ХХХХ» не для вас. Это красивая ширма, за которой скрывается отвратительное нутро». Если Вам лично с этим не приходилось сталкиваться, то такие отзывы можно прочитать про некоторые днепропетровские компании на специальных форумах.

Познакомившись с подобными рекомендациями о компании, ни один нормальный человек не пойдет в нее работать. Даже если сделать поправку на эмоциональность и субъективизм авторов этих оценок, нельзя не признать — большинство работодателей далеки от идеала.

Имидж работодателя на рынке труда оказывает непосредственное влияние на экономику компании. Ведь он напрямую связан с финансовыми затратами на привлечение и удержание лучших людей. Правила игры сегодня диктуют соискатели: дефицит специалистов приводит к тому, что лучшие кадры отказываются работать в компаниях с негативным имиджем, либо работодателю приходится переплачивать.

Наиболее продвинутые компании чувствуют себя товаром, который должен понравиться покупателю (потенциальным сотрудникам). Для этого они предпринимают серьезные маркетинговые усилия. Но, к сожалению, подобных компаний в нашей стране не так уж много — на кадровом рынке стало появляться все больше «антибрендов». Это свидетельствует о том, что работники сегодня способны всесторонне оценить работодателя — уровень менеджмента, социальный пакет, возможность развития своего профессионального потенциала и так далее».

Первый признак антибренда — материальные факторы: явный и ничем не мотивированный разрыв в зарплате с другими компаниями воспринимается однозначно негативно. Именно из-за низких зарплат, а также перебоев с их выплатой многие компании попали в антибренды. Кстати, «черная» зарплата волнует людей в меньшей степени: главное, чтобы устраивал ее размер. Следующий признак — это плохие условия труда некоторых антибрендов — холодное помещение, недостаточная оснащенность компьютерной техникой, телефонными линиями.

Но даже если компания с неоднозначной репутацией готова платить специалисту выше его рыночной цены, далеко не все на это согласятся. Потому что есть еще один фактор, психологический — тяжелая внутренняя атмосфера. По сути, большинство антибрендов являются «компаниями-тюрьмами», пропитанными казарменным духом. Их отличительная черта — неограниченная власть руководителей, огромное количество штрафов и т. д. «В основном у руля таких компаний стоят собственники, а они не всегда являются демократичными менеджерами,— объясняет Ирина Пашинкина.— В свое время им приходилось бороться за выживание, и они до сих пор предпочитают приказные методы управления».

Впрочем, далеко не все специалисты в полной мере привыкли к дисциплине и ответственности. Поэтому даже дресс-код и элементарное требование сдавать работу точно в срок они могут воспринимать как чрезмерное давление и насилие над личностью.

С внутренней атмосферой тесно связан другой признак антибренда — неэффективная структура управления или, говоря простым языком, управленческий бардак. Обычно это высокая ответственность при минимальных полномочиях сотрудника, отсутствие внятной политики работы с персоналом, непоследовательность в принятии решений.

Любопытно, что в кадровые антибренды попало много компаний, которые славятся своими проблемами с качеством обслуживания потребителя. Возможно, здесь срабатывает эффект генерализации — неоднозначная репутация среди клиентов или покупателей, вызванная некачественным обслуживанием, бросает тень и на имидж компании как работодателя.

Наконец, выделяется особая группа признаков антибрендов, которые можно условно назвать ментальными, то есть основанными на личных убеждениях и распространенных стереотипах.

Во-первых, это неприятие продукта. Как выразился один соискатель, «я не смог бы работать в компании, осознавая, что принимаю участие в изготовлении — применении, продаже — некачественной продукции. Я должен быть уверен: то, что я делаю, по меньшей мере красиво или полезно». Некоторые соискатели сознательно избегают табачные и алкогольные компании, игровые клубы.

Во-вторых, речь идет о неприятии корпоративной культуры. Например, многие соискатели ни за что не хотели бы работать в корейских, японских, индийских и других восточных компаниях. Отчасти их отпугивает излишняя любовь азиатов к труду, граничащая с нарушением Трудового кодекса. «Ситуация, когда тебя просят задержаться на два-три часа или выйти на работу в субботу без оплаты сверхурочных, считается нормой»,— пишет на одном из форумов бывший сотрудник корейской компании. Кроме того, в восточных компаниях невозможен стремительный карьерный рост. «Как бы ты ни старался, какие бы результаты ни показывал, повышать тебя будут строго по графику,— жалуется сотрудник японской фирмы.— Причем ключевые должности все равно останутся за иностранцами».

Как выразился один из руководителей днепропетровской компании, «даже в самых мерзких компаниях могут работать достойные люди». Так что специалистам, которым довелось поработать на непопулярных работодателей, не стоит особо волноваться. У большинства HR-менеджеров нет предубеждений против человека, поработавшего в компании-антибренде — лишь бы он был профессионалом. Более того, в ряде случаев эти компании считаются хорошей школой жизни.

Но иногда большой стаж работы соискателя в компаниях-антибрендах может насторожить нового работодателя. «Если человек проработал в такой обстановке много лет, значит, он со всем мирился, а такие безвольные и со всем согласные люди нам не нужны», — поделился взглядом на проблему один из кадровиков. «Для меня это сигнал, что человек разделяет эту корпоративную культуру. Либо уровень кандидата настолько низкий, что он не может претендовать на работу в нормальной организации. А если человек проработал, например, три месяца, значит, он просто совершил ошибку, предварительно не собрав информацию об этой компании»,— говорит представитель рекрутинговой фирмы.

Многие, читая эту статью, найдут что-то общее со своей компанией. Но, так или иначе, негативная репутация сотрудника — вещь поправимая. Сложнее с неблагоприятным имиджем работодателя. Даже если компания осознает проблемы и серьезно работает над собой, результат появится через несколько лет — не раньше. Пусть в иных компаниях штрафы и наказания уже перестали быть единственным средством повышения трудовой дисциплины, но память о прежних временах жива, поэтому потенциальные соискатели таких работодателей предпочитают обходить стороной.

Пишите в комментариях — сталкивались ли Вы с такими компаниями, а может быть даже работали в них.

Подпишитесь на наш блог, чтобы первым получать уведомления о новых статьях:


 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *